Узкоколейный Шушмор

Ст. Голованова Дача. Ещё месяц назад это был вокзал
Ст. Голованова Дача. Ещё месяц назад это был вокзал

Многие узкоколейные железные дороги давно утратили своё значение: торфопредприятия давно не работают, а народ из деревень пересел на «ГАЗели». Поэтому их закрытие, кроме небольшого количества «любителей-узкоколейщиков», почти никого и не интересует. В случае нескольких деревень в Рязанской области это не так: альтернативой узкоколейной железной дороге является многокилометровый путь через мещёрские леса и болота без всякого намёка на нормальную дорогу. Наши корреспонденты побывали на узкоколейной дороге Тумская – Голованова Дача.

У дальней платформы (ширококолейной) пассажирское движение ещё есть. У ближней (узкоколейной) - нет.

У дальней платформы (ширококолейной) пассажирское движение ещё есть. У ближней (узкоколейной) - нет.

Станция Тумская

Станция Тумская

Возле станции Тумская в Клепиковском районе Рязанской области необычно многолюдно: площадь перед вокзалом усыпана таксистами, а возле станции стоят целых два автобуса. В этот субботний полдень все ждут прибытия пригородного поезда из Владимира. А вот и он – изредка подавая о себе знать тифоном, тепловоз М62, более известный в народе как «машка», тащит 5 пассажирских вагонов. Этот поезд – остатки былого величия в виде пригородного сообщения на линии Владимир – Тумская. Раньше там ходило несколько поездов в день, и обслуживались тумские маршруты дизель-поездами Д1. Народу было так много, что одного состава Д1 не хватало, и приходилось пускать сцепы из двух штук. Ещё в мае в эти края ходило два состава трижды в день, но теперь остался единственный состав, ездящий два раза в день: утром и вечером.

Чуть поодаль от платформы, возле которой стоит владимирский поезд, есть ещё одна. Возле неё лежат заросшие травой рельсы колеи шириной 750 мм. Ещё дальше стоит снегоочиститель для узкой колеи. Судя по его виду, снег на этой колее чистили в последний раз явно не в прошлую зиму. Немного дальше узкая колея пересекается с широкой, и они параллельно идут в сторону депо. Туда мы и направляемся.

«Узкоколейные локомотивы? Да их в металлолом вроде сдали все», — говорит нам человек в камуфляжной форме и странной надписью «стражник». «Да нет, — опровергает его кто-то из сотрудников депо. – Локомотив и немного вагонов до сих пор стоят в цеху. Только цех открыть может только начальство, которого сегодня нет. Завтра приезжайте».

На разъезде Гуреевский лежат болты от разобранных путей

На разъезде Гуреевский лежат болты от разобранных путей

От Тумы мы направляемся в посёлок Гуреевский. Раньше здесь был разъезд, через который следовали поезда Тумская – Голованова Дача. Теперь разъезд разбирают: рядом валяются рельсы, шпалы и болты от разрушенных путей. Если разъезд разберут окончательно, то движение станет невозможным.

Поскольку движения на дороге нет, то добраться до конечной станции – Головановой Дачи – можно только автотранспортом, что мы решили сделать и о чём несколько пожалели.

Первые несколько километров дорога, идущая от Гуреевского в сторону Голованово была вполне сносной – хорошо прикатанный песок, а местами попадался хоть и битый, но асфальт. А после въезда в лес началось такое… Дальше шла лесовозная тропа из рыхлого песка с огромными колеями, часто наполнёнными водой от недавно прошедшего дождя. Но узнать, что же на другом конце линии, было нужно, поэтому решили ехать. Из багажника достали припасенную на всякий случай зимнюю резину, и заднеприводной «Москвич» поехал по лесной дороге, встречая удивлённые взгляды водителей встречных УАЗов. Населённые пункты встречались раз в 5 – 10 километров пути и 30 – 50 минут езды. Лишь почти через три часа мы въехали в деревню, где на вопрос «как название деревни?» услышали ответ: «Вы приехали в посёлок Голованова Дача».

Деревня представляет собой совершенно оторванный от всякой цивилизации населённый пункт, где не работают мобильные телефоны и даже в виде автобуса приезжает «Урал» с пассажирским кузовом в армейском стиле. На вопрос: «А где вокзал?» местные ответили, что «сломали вокзал три недели назад американским трактором». Не веря в такое варварство, мы пошли к станции. Рядом с поворотным треугольником стояло здание, чем-то похожее на разрушенный взрывом дом. Раньше это было вокзалом. Не лень же было пригонять сюда технику с единственной целью – сломать то, что служило людям десятки лет! В одном из тупиков поворотного треугольника стояла платформа, перескочившая через тупик. Сквозь рощу уходил в сторону Гуреевского заржавленный путь… Дальше по ходу движения была остановка в деревне Курша, но деревни теперь тоже нет – сгорела в ходе всем известных лесных пожаров 2010 года.

В тупике стоит одинокая платформа...

В тупике стоит одинокая платформа...

В прошлом году огонь подходил вплотную и к Голованово, жители не спали днями и ночами, обороняя посёлок от огня. Населена она охотниками, которые живут за счёт своего промысла, ходят в лес за грибами и ягодами. Есть даже свой клуб и магазин, куда на внедорожнике пару раз в неделю привозят продукты. Чем-то напоминает остров Робинзона Крузо, оторванный от цивилизации, но в чём-то самодостаточный и автономный. «Жить можно, — говорит один из местных, — только водки в магазине нет».

Когда мы собрались ехать обратно, пошёл проливной дождь. Ехать стало ещё сложнее, несколько раз приходилось выходить из машины и толкать её из вязкой грязи руками. Вечерело, и один из авторов вспомнил легенду, описанную А. Понизовским в книге «Загадки и были русской старины». Рассказывалось там как раз про одну из мещёрских дорог: «Посреди леса — круглое болотце. Посреди болотца — твердь из земли. На тверди земляной — камень красный, на­половину в землю ушедший. А кто мимо него проедет, взгля­нув нa него, сгинет. Шишиги его к себе в болото заберут». Называлось это место Шушмор. Конечно, в наше время в шишиг никто не верит, но перспектива капитально застрять на болотной дороге была вполне себе вероятной. Да и вообще, само слово «шушмор», означающее на местном наречии что-то нехорошее и жуткое, можно отнести ко всей узкоколейной дороге.

Железнодорожное сообщение в Голованово было пусть устаревшим и несовершенным, но исключительно необходимым. Сейчас деревня пропадает без движения. И поэтому очень хочется, чтобы хоть 2 — 3 раза в неделю сюда приезжал узкоколейный локомотив ТУ и вагончик.

Авторы благодарят Н. Мирошниченко и А. Шарова за помощь в организации и осуществлении поездки.

Евгений Михайлов, Михаил Максимов

Наша справка:

Тумская железная дорога связывала в XX веке Рязань и Владимир. Линия пересекала всю Мещёру от Клязьмы до Оки. Она использовалась для перевозки грузов и пассажиров. Сейчас дорога почти полностью исчезла (от Владимира до Тумы была перешита на широкую колею), но отдельные участки остались. Линия от Тумы до Голованово — единственная узкоколейная дорога с пассажирским движением в подчинении ОАО «РЖД».

Запись опубликована в рубрике Железная дорога, Обзоры и репортажи. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий